Главная страница Контактные данные онколога Частые вопросы Публикации
 
 
Российский Онкологический Научный центр им.Н.Н.Блохина
 
Российский Онкологический Научный центр им.Н.Н.Блохина


ФГБУ "Российский Онкологический Научный Центр им.Н.Н.Блохина" РАМН



Подробнее о центре

Диагностика рака прямой кишки

 

В отличии от рака ободочной кишки, опухоли прямой кишки могут быть диагностированы с помощью простых «рутинных» методов: при наличии характерных жалоб и анамнеза заболевания проводится пальцевое, эндоскопическое, рентгенологическое исследование прямой кишки, морфологическое исследование материала полученного при биопсии опухоли. для установления распространенности процесса используются более сложные методы о которых будет сказано ниже.

При ректальном пальцевом исследовании можно выявить опухоль 80% больных (Холдин С.А, 1977г., Ривкин В.Л. с соавт.2001 г.). Тем не менее, более, чем у 80% поступивших на стационарное лечение больных раком прямой кишки, выявляются запущенные стадии заболевания – III -IV стадии (В.И.Кныш с соавт, 1998 г.). В связи с этим, проблема ранней диагностики опухолевого процесса одна из насущных в современной онкологии. Однако, ради справедливости следует сказать, что скудная симптоматика на ранней стадии заболевания, сходство её с различными заболеваниями толстой кишки, поздняя обращаемость пациентов за квалифицированной медицинской помощью, отсутствие онкологической настороженности у врачей общего профиля, отсутствие санитарно-просветительской работы являются определяющими факторами того, что только 30-40% пациентов в последующем подвергаются радикальному лечению (Л.А.Вашакмадзе с соавт, 1999).

Более подробно о раке прямой кишки, читайте в материалах: Рак прямой кишки

Существует ли на сегодняшний день реальная возможность диагностировать рак на ранних этапах или предотвратить его? Если предположить, что раковые опухоли развиваются из доброкачественных, часто бессимптомных, аденоматозных полипов, можно считать, что удаление таких полипов есть единственный на данный момент метод профилактики колоректального рака (Ривкин с соавт, 2001). Выявление этих полипов возможно только при тотальной колоноскопии, которую первый раз следует выполнить у всех практически здоровых людей при достижении 40-50 лет. Если первая такая профилактическая колоноскопия не выявляет патологических изменений в толстой кишке, её следует повторить через 3 года, а затем через 5 лет.

Однако, существуют и другие мнения о возможном развитии раковых опухолей на «неизмененной» слизистой толстой кишки (de novo). С уверенностью можно говорить лишь об облигатном предраке - наследственном семейном полипозе, хотя частота этого заболевания не столь велика и вряд ли может улучшить показатели ранней диагностики.

Информация о факторах риска возникновения колоректального рака весьма обширна и порой противоречива; однако, ряд исследователей к таким факторам относят:

  • Нарушение питания (употребление высококалорийной, жирной пищи)

  • Злоупотребление алкоголем

  • Социальный статус и окружающая среда

  • Бытовые условия

  • Наследственность

Однако, влияние этих факторов на возникновение рака лишь отчасти находит свое подтверждение. По сведениям международных онкологических регистров частота рака прямой кишки значительно колеблется в странах с практически одинаковыми климатическими условиями, составом диеты и т.д., и нет достоверных различий в частоте возникновения рака прямой кишки у людей с разным социально-экономическим статусом, образованием и др. Учитывая данное обстоятельство, Американское проктологическое общество в 1999 году предложило разделить все население на 3 группы риска:

Группа низкого риска. Сюда входят лица старше50 лет с отрицательным семейным анамнезом. Им необходимо проведение пробы на скрытую кровь и пальцевое исследование ежегодно, а также раз в 5 лет фиброколоноскопии или ирригоскопии.

Группа среднего риска. Лица того же возраста, имеющие одного или нескольких родственников, страдающих раком толстой кишки. В этой группе скрининг нужно начинать с 40 лет по вышеуказанной схеме.

Группа высокого риска. Это больные семейным полипозом, язвенным колитом или болезнью Крона. Этим больным необходима ежегодная колоноскопия, начиная с 12-14 лет.

Таким образом, только регулярное ознакомление населения с первыми признаками рака прямой кишки, только массовые пробы на скрытую кровь в кале и периодичность выполнения колоноскопии у группы лиц с высоким риском заболевания могут снизить частоту запущенных форм рака этой локализации и увеличить, тем самым, выживаемость больных.

Соблюдение данного комплексного подхода, к сожалению, как констатирует В.Л. Ривкин (2001г), в России практически невозможно, в то время как в странах Запада диагностика рака в запущенной стадии считается либо упущением в санитарной пропаганде, либо ошибкой врача первого контакта.

Вполне очевидно, что появление в арсенале медицины новых универсальных методов обнаружения или маркирования опухолевого очага на ранней стадии существенно повысит шансы больного на излечение.

Начиная с середины 70-х годов, ведутся активный поиск и внедрение в практику определения уровня так называемых опухолевых маркеров в сыворотке крови больного. Наиболее известным маркером рака толстой кишки является раковоэмбриональный антиген (РЭА), открытый в 1965г. Gold и Freedman. РЭА представляет собой гликопротеид, располагающийся в периферических слоях клеточной мембраны. Как опухолевый маркер он обладает рядом недостатков. Во-первых, РЭА не выявляется у 40% больных колоректальным раком, во-вторых, имеет низкую специфичность, поскольку повышение его уровня выявляется при других злокачественных опухолях и при неопухолевых заболеваниях.

Таким образом, РЭА не нашел применения в первичной диагностике колоректального рака. Повышение уровня РЭА отмечается в запущенных стадиях опухолевого процесса. Высокий уровень маркера часто выявляется при метастазах в печени, реже при локальном раке. После радикального лечения, уровень РЭА в крови больного, как правило, снижается по отношению к исходному или до нормы. Высокий уровень РЭА после операции является неблагоприятным прогностическим признаком и свидетельствует о нерадикальности проведенного лечения, что сопровождается увеличением вероятности рецидива и уменьшением выживаемости. Систематическое определение РЭА у больных после радикального лечения позволяет выявить рецидив. Повышение уровня РЭА в плазме больного более чем в 2 раза по сравнению с исходным (послеоперационным) или показатель -10 нг/мл может считается сигналом тревоги и требует углубленного обследования больного с целью выявления рецидива.

Еще один широко определяемый маркер — СА-19-9 — имеет прогностическое значение при раке толстой кишки. Если его уровень превышает 37 ед/мл, риск смерти в течение 3 лет после операции увеличивается в 4 раза по сравнению с теми больными, у которых этот показатель отрицательный или более низкий.

Принципиально новым методом является выявление маркеров присутствия в крови опухолевых клеток, что отражает высокую вероятность диссеминации процесса. С этой целью используется непрямая полимеразная цепная реакция, а субстратом может служить мРНК опухолеассоциированного антигена L6 либо карциноэмбрионального гена CGM2. Наибольшей специфичностью обладает L6. Отмечено, что таким способом удастся обнаружить мРНК L6 у 81,65% больных в предоперационном периоде (напомним, что РЭА выявляется не более чем в 60% случаев). У здоровых лиц выявить мРНК L6 не удается [Hall N.R. et.all. 1994 ,Le Maire V et.all.1998.)|.

Таким образом универсального маркера способствующего выявлению рака прямой кишки на ранней стадии процесса до настоящего времени не найдено, но определенные успехи в этой области обнадеживают.

Сложность ранней диагностики рака прямой кишки, как и остальных опухолей, заключается в отсутствии патогномоничных признаков «ранних» раков прямой кишки. Лишь в тех клинических ситуациях, когда появляются жалобы, характерные, как правило, для запущенного рака (тенезмы, запоры, выделения слизи, крови и др.), диагностика действительно становится проста. Вышеперечисленные жалобы и пальцевое исследование прямой кишки позволяют с высокой долей вероятности диагностировать рак прямой кишки более чем у 2/3 больных. Пальцевое исследование прямой кишки выполняют в четырех положениях больного: колено-локтевом, на спине с согнутыми в коленях и приведенными к животу ногами, на боку, на корточках. При этом можно получить достаточно данных о состоянии стенок кишки и характере опухолевого процесса.

Одному больному не обязательно применять все приемы, если в одном из положений удается нащупать опухоль, то исследование на этом может быть завершено. В тех случаях, когда исследование в одном из положений не дает результата, оно должно быть продолжено во всех остальных положениях, особенно важно положение на корточках. Именно в этом положении становятся доступными пальпации опухоли на расстоянии 10-12 см от переходной складки.

Характерными признаками рака является плотная консистенция пальпируемого экзофитного узла, наличие изъязвлений с валикообразно приподнятыми краями, уплотнение, неровная поверхность и регидность кишечной стенки с сужением просвета кишки, инфильтрация без четких границ, кровоточивость (кровь на перчатке). При пальцевом исследовании удается нащупать опухоль, определить размеры по периметру кишки, иногда протяженность по длине, степень сужения просвета, подвижность, инфильтрацию окружающих тканей. Пальцевое исследование дает опытному проктологу всестороннюю информацию и может определить дальнейшую тактику лечения. У женщин пальцевое исследование прямой кишки необходимо дополнять влагалищным. Это позволяет получить дополнительную информацию о распространенности опухоли в кишке и малом тазу. При стенозирующих опухолях нижне- и среднеампулярного отдела можно определить верхнюю границу опухоли и протяженность по кишке. Инфильтрация заднего свода может косвенно свидетельствует о вовлечении в процесс тазовой брюшины, врастании в матку. Можно установить связь опухоли прямой кишки с ректовагинальной перегородкой, прорастание слизистой влагалища, шейки матки, изолированные метастазы в ректовагинальную перегородку, метастазы в яичники, распространение опухоли на стенки таза. Иногда можно прощупать опухоли расположенные в верхнеампулярном и ректосигмойдном отделе прямой кишки, чего не удается сделать при ректальном исследовании.

Пальцевое исследование у каждого больного должно быть дополнено ректоскопией. С ее помощью удается обследовать участок кишки длинной 30 см, это позволяет обнаружить опухоли недоступные пальцевому исследованию, а также во всех случаях определить размеры опухоли по периметру кишки, степень сужения просвета, расстояние до нижней границы опухоли, что является крайне важным моментом для выбора объема оперативного вмешательства. Нижний полюс опухоли определяется либо от кожно-слизистой (переходной) складки, либо от уровня зубчатой линии (чаще используется зарубежными проктологами). При отсутствии стеноза ректороманоскопия позволяет определить протяженность опухоли и осмотреть вышедежащие отделы прямой кишки. Кроме того произвести биопсию, получить материал для морфологического исследования.

Морфологическое подтверждение диагноза даже при самой характерной картине рака прямой кишки обязательно. Биопсию целесообразно проводить в конце исследования из края опухоли. В случае отрицательного ответа биопсию необходимо повторить.

С помощью пальцевого исследования прямой кишки, ректоскопиии морфологического исследования биопсийного материала удается установить правильнй, верифицированный диагноз рака прямой кишки у 80% больных. Тем не менее, диагностика не может заканчиватьсяна этапе верификации диагноза. Необходимо получить представление о протяженности опухоли по стенке кишки, характере роста, возможном прорастании в соседние органы и ткани, наличии отдаленных метастазов и о состоянии всей толстой кишки. Ректосокопия хотя и является основным методом диагностики рака прямой кишки не позволяет судить о степени прорастания опухоли, а в случаях стеноза и о протяженности опухолевого поражения. Кроме того, необходимо помнить, что синхронный рак прямой и ободочной кишки не редкость, встречается у 1,5 – 2% больных, по этому у всех больных раком прямой кишки должны быть обследованы все отделы толстого кишечника для исключения второго рака и других патологических изменений в ободочной кишке. Для этой цели пригодны как колоноскопия, так и ирригоскопия. Это не конкурирующие а взаимодополняющие методы обследования. Ирригоскопия (с тугим наполнением и вторичным контрастированием) позволяет при полуциркулярных или циркулярных опухолях со стенозом оценить протяженность опухоли по длиннику, форму роста, выявить вторую опухоль, крупные полипы, дивертикулы, в известной степени судить о прорастании в окружающие ткани.

Рентгенологическая картина рака прямой кишки разнообразна и диагноз можно установить только на основании нескольких ренгенологических признаков при соблюдении правильной методики исследования. К ним относят: деффект наполнения, регидность, нечеткость и неровность контуров стенки кишки, сужение просвета, тень внутрипросветного образования, стойкое депо бариевой взвеси, деформацию кишки, локальные изменения рельефа слизистой оболочки. О прорастании рака прямой кишки в окружающие ткани можно предположить при выявлении отчетливого увеличения пресакрального пространства, если оно сочетается с оттеснением кишки в области опухоли. В случаях когда через «раковый канал» возможно проведение колоноскопа выполняется тотальная колоноскопия. Метод позволяет осмотреть все отделы ободочной кишки на предмет отсутствия или наличия синхронных опухолей, ворсинчатых опухолей, выявлять не только крупные, но и мелкие полипы, дивертикулы при этом позволяет сразу сделать забор биопсийного материала.

Современные возможности компьютерной техники позволяют в настоящее время провести компьютерную реконструкцию внутренней поверхности кишки без эндоскопического исследования. Метод получил название виртуальной компьютерно-томографической (КТ) колоноскопии. Сущность метода состоит в следующем. После соответствующей подготовки кишечника больного с целью освобождения просвета от каловых масс и введения воздуха в толстую кишку проводится спиральная компьютерная томография брюшной полости.

Полученные данные подвергаются компьютерной обработке и выводятся в виде трехмерного изображения просвета кишки. Метод позволяет обнаруживать полипы до 5 мм в диаметре. Недостатками виртуальной колоноскопии являются невозможность воспроизведения текстуры и цвета измененных участков слизистой оболочки, невозможность проведения биопсии, а также ложноположительные результаты в случае задержки каловых масс или коллапса сегмента кишки.

Все вышеизложенные методы позволяют судить о степени местного распространения опухоли либо субъективно (пальцевое исследование) на основании собственного опыта, либо косвенно.

С целью уточнения распространенности опухолевого процесса в малом тазу, а именно выхода опухоли за пределы стенки кишки, выявления метастазов в лимфатических узлах применяют дополнительные методы исследования (тарнсабдоминальная ультрозвуковая томография, компьютерная томография, лимфография, магнитнорезонансная томография, лапароскопия, пневмопельвиоскопия), информационность которых в этом плане различна.

Одним из самых информативных методов определения глубины опухолевой инвазии стенки кишки и поражения регионарных лимфатических узлов является трансректальное ультразвуковое исследование (УЗИ). Ультразвуковая томография, как не инвазивный метод интроскопии давно привлекал внимание исследователей. Традиционная трансабдоминальная методика ультразвуковой томографии нашло широкое применение как метод диагностики рецидива рака прямой кишки после экстирпации органа. Однако первичная диагностика заболевания трансабдоминальным способом затруднена по целому ряду объективных причин. В первую очередь это связано с тем, что при трансабдоминальном сканировании прямая кишка визуализируется только в 85% случаев. Область анального канала практически недоступна для трансабдоминального способа исследования из-за артефактов вызванных большой глубиной расположения и наложения акустической тени от лонной кости. К тому же проведение трансабдоминального исследования требует хорошего наполнения мочевого пузыря. Все вышесказанное не позволяет использовать трансабдоминальный способ ультразвуковой томографии для диагностики и оценки степени местного распространения рака прямой кишки.

Внедрение в клиническую практику эндоскопических технологий ультразвуковой томографии открывает новые возможности в диагностике новообразований прямой кишки. К сожалению подобные методики ультразвукового сканирования не получили широкого распространения, хотя опыт их использования насчитывает более четырех десятков лет.

Первые сообщения о возможности использования трансректальной ультразвуковой томографии относятся к 1956 году, когда Wild и Reid опубликовали результаты применения ротационного ультразвукового зонда для диагностики рака прямой кишки. Однако изображения, полученные ими, были далеки от совершенства, крайне сложны для интерпретации и не позволяли оценить степень местного распространения опухоли. Поиски методик ультразвукового исследования позволяющих определять глубину опухолевой инвазии кишечной стенки возобновились только в 1980 году, после публикации результатов исследований H. Holm, применившего ректальный зонд, работающий в режиме реального времени. В работе было определено, что стенка прямой кишки представляет собой структуру из нескольких слоев, отличающихся по акустическим характеристикам.

В дальнейших исследованиях по изучению ультразвукового изображения стенки кишки эти данные были подтверждены и детализированы. Начиная с 80-х годов, появилось большое количество публикаций о применении стандартных внутриполостных датчиков, использующихся в урологической и гинекологической практике для уточняющей диагностики рака прямой кишки. Но, из-за относительно большого диаметра датчика исследование не всегда возможно при стенозе просвета кишки.

По нашему мнению более целесообразно использование специальных ультразвуковых датчиков предназначенных для исследования прямой кишки. В первую очередь это связано с малым диаметром аппарата, который не превышает 10 мм и позволяет проводить исследование даже при значительном сужении просвета кишки.

Вторым фактором, обуславливающим целесообразность их применения, является возможность получения ультразвуковых томограмм с разверткой на 360?, что позволяет осмотреть всю стенку кишки в одном срезе. Большое значение имеет также широкий диапазон рабочих частот, от 6 до 10 МГц, что позволяет получить оптимальные параметры изображения и детально изучить состояние стенки органа, параректальной клетчатки и расположенных рядом органов.

Во время исследования пациент располагается лежа на левом боку, с приведенными к животу коленями. Постепенно перемещая датчик, осматривают анальный канал и ампулярный отдел прямой кишки. Специальные деления, нанесенные на тубусе аппарата, позволяют четко контролировать глубину введения датчика в полость органа.

На ультразвуковых томограммах стенка анального канала имеет трехслойную структуру. Эпителий и подэпителиальная соединительная ткань формируют первый слой представленный отражениями средней интенсивности. Второй, достаточно выраженный слой с отражениями низкой интенсивности, представляет собой внутренний сфинктер. Наружный слой представляющий собой перианальную жировую клетчатку формируют отражения высокой интенсивности.

Стенка прямой кишки на трансректальных ультразвуковых томограммах представлена пятью слоями. Первый слой интенсивно отражающий ультразвуковые волны является границей между поверхностью датчика и слизистой. Слизистая оболочка имеет вид гипоэхогенного слоя, в толще которого, в виде прерывистой, хорошо отражающей ультразвуковые волны линии прослеживается собственная мышечная пластинка. Третий, гиперэхогенный слой разделяет слизистый и мышечный слои, который имеет отражения низкой интенсивности. Пятый слой, который формируют отражения высокой интенсивности отображает параректальную жировую клетчатку или серозную оболочку (для экстраперитонеальных отделов кишки).

По мнению большинства исследователей наиболее существенный интерес для онкопротоктологии представляет возможность четкой дифференциации на ультразвуковом изображении мышечной оболочки стенки кишки. Практическая ценность этого факта состоит в том, что именно мышечный слой является ключевым в дифференциальной диагностике локализованного и местнораспространенного рака. В 1985 году Hildenbrandt с соавторами, на основании проведенных исследований, предложили ультразвуковую классификацию рака прямой кишки, отражающую степень местного распространения опухоли по категории Т:

uT1 - опухоль локализованная в пределах слизистой оболочки и подслизистого слоя;

uT2 - опухоль инфильтрирует мышечный слой, но не выходит за пределы стенки органа;

uT3 - опухоль распространяется на окружающую клетчатку;

uT4 - опухоль распространяется на расположенные рядом органы.

Основным критерием инвазивного роста опухоли является нарушение пятислойного строения стенки кишки. Так как во время исследования рабочий, дистальный конец аппарата полностью обтурирует просвет кишки, прямым ультразвуковым признаком опухоли является утолщение стенки органа. При выходе процесса за пределы стенки кишки, нарушается четкость наружного контура органа. Внутренний контур стенки (и опухоли в том числе), остается четким и ровным за счет сдавления поверхностью датчика. При специфической инфильтрации параректальной клетчатки, опухолевый инфильтрат, как правило, формируют отражения низкой интенсивности.

Диагностическая эффективность эндоректальной ультразвуковой томографии особенно высока на ранних стадиях опухолевого процесса (Т1-Т2). В этих случаях опухоль визуализируется как образование с отражениями низкой интенсивности, занимающее часть окружности кишки. При этом четко определяются наружные границы опухоли и степень инфильтрации различных слоев стенки кишки. Установлено, что эндоректальное ультразвуковое исследование позволяет дифференцировать опухоли локализующиеся в пределах слизистого и подслизистого слоев от новообразований инфильтрирующих мышечный слой стенки кишки.

При выходе процесса за пределы стенки кишки, нарушается четкость наружного контура органа. Внутренний контур стенки (и опухоли в том числе), остается четким и ровным за счет сдавления поверхностью датчика. При специфической инфильтрации параректальной клетчатки, опухолевый инфильтрат, как правило, формируют отражения низкой интенсивности.

Наш собственный опыт (Шолохов В.Н.,1999 г.) показал высокую информативность ультразвуковой ректоскопии при оценке степени местного распространения опухолей прямой кишки. Чувствительность метода при дифференциальной диагностике локализованных и местнораспространенных новообразований составила 91%, специфичность 89%.

В некоторых публикациях отмечаются трудности в дифференциации различных стадий опухолевого роста при местнораспространенном раке прямой кишки. Наибольшие трудности встречаются при определении начальных признаков инвазии параректальной жировой клетчатки, выявляющихся микроскопически. Однако до настоящего времени нет четких данных о необходимости разграничения между пациентами, у которых опухолевый процесс распространяется на всю глубину кишечной стенки, от пациентов с микроскопически определяемой инвазией параректальной клетчатки.

Мы считаем, что при прорастании все толщи кишечной трубки всегда (или в большей степени вероятности) имеются начальные признаки инвазии параректальной клетчатки Эти больные, по мнению ряда исследователей, могут быть объединены в одну группу, и выбор метода комбинированного лечения лечения в этих случаях зависит от наличия метастазов в параректальных лимфатических узлах. (с применением СВЧ-гипертермии или без)

При метастатическом поражении параректальных лимфатических узлов в параректальной клетчатке определяются округлые образования с отражениями пониженной эхогенности размером от 0.3см. Однако необходимо учитывать, что в ряде случаев, при развитии перифокального воспалительного процесса ультразвуковая томография регистрирует реактивные изменения в параректальных лимфатических узлах, которые имеет сходную с метастазами структуру.

Попытки совершенствования методов лечения рака прямой кишки обуславливают поиски методик сочетанного воздействия на опухоль. Среди различных вариантов комбинированного лечения больных раком прямой кишки наибольший опыт накоплен в применении лучевой терапии в предоперационном периоде. Вместе с тем возникает необходимость в определении результатов проводимого облучения. Опыт РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН показал эффективность использования эндоректальной ультразвуковой томографии для этих целей.

При контроле за проводимым предоперационным лучевым лечением трансректальная томография позволяет четко зафиксировать сокращение размеров опухоли, определить изменения ее структуры, связанные с лечебным патоморфозом, определить уменьшение опухолевой инфильтрации параректальных тканей.

Безусловно, трансректальная ультразвуковая томография не может являться методом первичной диагностики рака прямой кишки. Однако этот вид интроскопии позволяет решить важнейшие диагностические задачи: 1) оценить протяженность опухолевого процесса; 2) определить степень поражения стенки кишки; 3) определить глубину инфильтрации параректальных тканей; 4) выявить метастатическое поражение параректальных лимфатических узлов; 5) выявить распространение опухолевого процесса на расположенные рядом органы; 6) оценить эффективность предоперационной лучевой терапии.

Для выявления метастазов в легких выполняется рентгеногафия грудной клетки в двух проекциях, при необходимости рентгеновская томография, рентгенокомпьютерная томография.

Одним из наиболее информативных из доступных методов выявления отдаленных метастазов в печени и забрюшинных лимфоузлах является компьютерная томография. С ее помощью выявляют метастазы в печени, воротах печени размерами более 1 см, портальных, парааортальных лимфатических узлах. Компьютерная семиотика и дополнительное контрастирование позволяет отличить опухолевое поражение от других очаговых заболеваний печени. Кроме этого метод позволяет выполнить прицельную тонкоигольчатую чрезкожную пункцию очагового образования и получить материал для цитологического исследования.

Приблизительно такую же информативность при выявлении метастазов в печени имеет трансабдоминальная ультрозвуковая томография. С ее помощью возможно обнаружить очаги в печени размером до 1 см у 80-85% больных. Метод так же позволяет выполнить прицельную тонкоигольчатую чрезкожную пункцию очагового образования. Кроме того, может быть использован интраоперационно, что значительно увеличивает информативность.

Выявление микрометастазов в регионарных и отдаленных лимфатических узлах, определение субклинических метастазов в печени, диссеминации по брюшной полости при колоректальном раке имеют огромное значение как в тактическом, так и в прогностическом плане. Однако возможности дооперационной диагностики микрометастазов существенно ограничены.

Значительно облегчить задачу может использование радиоиммунологического метода. Метод основан на избирательном накоплении в опухоли моноклональных антител (МКАТ), меченных '"I, направленных против опухолеассоциированных антигенов, таких как раково-эмбриональный антиген (РЭА). Антитела вводятся больному в течение 2-3 недель перед операцией под прикрытием препаратов йода для защиты щитовидной железы. В дальнейшем, участки повышенного накопления антител (опухолевая ткань), могут быть локализованы с помощью ручного гамма-детектора, что может быть осуществлено интраоперационно (RIGS), эндоскопически (R1GE) либо с помощью иммуносцинтиграфии.

Во время операции после традиционной ревизии брюшной полости хирург с помощью ручного гаммадетектора проводит обследование тех зон, где возможно наличие микрометастазов (лимфатические узлы и коллекторы, крупные сосуды, брыжейка, ворота печени и т. п.). В тех участках, где наблюдается повышенный уровень радиоактивности, проводится биопсия со срочным гистологическим исследованием. К сожалению, традиционные методы окраски не всегда позволяют обнаружить микрометастазы в RIGS - позитивных тканях. Важным аспектом в применении RIGS является то, что почти в 25% случаев обследование ведет к пересмотру стадии процесса в сторону повышения, что позволяет своевременно изменить тактику ведения этих больных и улучшить отдаленные результаты в группах, отнесенных к I-II стадии .

Одним из наиболее чувствительных и информативных методов выявления «маленьких» опухолей, рецидивов, микрометастазов является позитронно-эмиссионная томография (PET). PET позволяет дифференцировать метастатическое поражение лимфатических узлов от лимфаденопатий другой природы, что невозможно сделать при использовании компьютерной томографии, а также может успешно применяться для определения распространенности первичной опухоли. Изучается также возможность использования PET с FDG для оценки операбельности больных с метастазами в печени.

Метод представляет собой разновидность сканирования с использованием меченного радиоактивным изотопом производного глюкозы. Эмиссионное сканирование проводится через 45 мин после внутривенного введения 325 МБк ('"F) флюоро-деоксиглюкозы (FDG). Полученные данные подвергаются обработке с использованием стандартной компьютерной техники. Готовые томограммы выводятся на дисплей в трансаксиальной, фронтальной и сагиттальной проекциях с конечной толщиной слоя около 4 мм. PET имеет ряд преимуществ перед другими визуализирующими методами. Основанный на метаболической активности, метод позволяет дифференцировать жизнеспособную опухолевую ткань от участков фиброза, некроза или рубцовых изменений. Кроме того, он позволяет выявлять опухолевую ткань максимально рано, поскольку метаболическая активность может быть установлена раньше, чем появятся определяемые различными методами структурные изменения.

Комплексное обследование больных раком прямой кишки позволяют уточнить степень распространения опухоли, избрать оптимальный метод лечения, определить объем операции и оценить прогноз.

 

Дополнительная информация:

1. Научные исследование и публикации по заболеваемости раком кишки.

2. Патологическая анатомия опухолей ободочной и прямой кишки

3. Классификация рака прямой кишки

4. Клиника и диагностика рака прямой кишки

5. Диагностика рака прямой кишки

6. Клинические группы заболевания рака прямой кишки

7. Выбор метода лечения рака прямой кишки

8. Рак верхнеампулярного и ректосигмоидного отдела прямой кишки

9. Рак среднеампулярного отдела прямой кишки

10. Рак нижнеампулярного отдела прямой кишки

КРУПНЫМ ПЛАНОМ

Диарея онкологических больных. Причины, классификация, методы лечения.

Диарея онкологических больных. Причины, классификация, методы лечения.

Сообщения о распространенности и тяжести диареи весьма различаются.

Подробнее...

Лечение рака прямой кишки в зависимости от стадии заболевания

Лечение рака прямой кишки в зависимости от стадии заболевания

Операция обычно является основой лечения ректального рака, если, конечно, опухоль не распространяется на отдаленные органы.

Подробнее...

То, что вы должны спросить своего врача о колоректальном раке.

То, что вы должны спросить своего врача о колоректальном раке.

Спроси своего врача о колоректальном раке!

Подробнее...

Лечение операбельного рака прямой кишки с использованием неоадьювантной лучевой терапии

Лечение операбельного рака прямой кишки с использованием неоадьювантной лучевой терапии

Приоритетными направлениями в терапии злокачественных опухо­лей ...

Подробнее...

Анальный рак

Анальный рак

Анальный рак возникает, когда нормальные клетки ануса начинают трансформироваться и расти бесконтрольно, формируя массу называющуюся опухолью. Опухоль ануса может быть доброкачественной ...

Подробнее...

Рак печени. Причины и лечебная тактика

Рак печени. Причины и лечебная тактика

Опухоли печени могут быть доброкачественными и злокачественными. Доброкачественные опухоли встречаются редко, обычно не беспокоят больных и обнаруживаются случайно.

Подробнее...

Современные принципы скрининга и диагностики рака толстой кишки

Современные принципы скрининга и диагностики рака толстой кишки

Тенденция к увеличению частоты возникновения колоректального рака и смертности от него, сложное и дорогостоящее лечение, недостаточно ...

Подробнее...

Рак пищевода – заболевание, при котором  злокачественные (раковые) клетки формируются в слизистом слое пищевода.

Рак пищевода – заболевание, при котором злокачественные (раковые) клетки формируются в слизистом слое пищевода.

Пищевод представляет собой полую мышечную трубку, по  которой пища ...

Подробнее...

Информация о колоректальном раке

Информация о колоректальном раке

Колоректальный рак это рак ободочной кишки (colon) и/или прямой кишки (rectum), которые являются частью пищеварительной системы. Пищеварительная система ...

Подробнее...

Современные принципы диагностики рака толстой кишки, обследование, лечение, операция, химиотерапия.

Современные принципы диагностики рака толстой кишки, обследование, лечение, операция, химиотерапия.

Тенденция к увеличению частоты возникновения колоректального рака ...

Подробнее...

Рак прямой кишки, лечения рака прямой кишки, обследование рака прямой кишки, химиотерапия.

Рак прямой кишки, лечения рака прямой кишки, обследование рака прямой кишки, химиотерапия.

Методы лечения рака прямой кишки и прогноз заболевания зависят от степени распространения опухоли ...

Подробнее...

Плоскоклеточный рак анального канала, диагностика, обследование, лечение, химиотерапия.

Плоскоклеточный рак анального канала, диагностика, обследование, лечение, химиотерапия.

Анальный канал является концевым отделом прямой кишки и пищеварительного ...

Подробнее...

Рак ободочной кишки, лечения рака ободочной кишки, обследование рака ободочной кишки, химиотерапия.

Рак ободочной кишки, лечения рака ободочной кишки, обследование рака ободочной кишки, химиотерапия.

Основной и наиболее эффективный метод в лечении рака ободочной кишки - ...

Подробнее...

Создание: SetupSite.ru

Аркадий Геннадьевич Малихов
Кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник
отделения онкопроктологии ГУ Российского Онкологического
Научного центра им.Н.Н.Блохина РАМН
Тел.: 8 (903) 6788088, Е-mail: malikhoff@mail.ru